С конца февраля многие сферы жизни в России были вынуждены перестроиться на новые векторы. Кто-то пострадал сильнее, кому-то досталось меньше остальных. Так или иначе, но введённые в огромном количестве санкции не могли не повлиять на привычный образ жизни в стране.

С одной стороны, люди расстраивались, что любимая сборная не получит возможность сыграть за право оказаться на Чемпионате мира по футболу в Катаре, а с другой — иронизировали и отнекивались (пусть и субъективно) от дальнейшего желания пить «Кока-Колу», называя её фразочкой из фильма «Не валяй дурака!» Но в новых реалиях стало понятно, что международное сотрудничество — это не только голливудское кино, крутые шмотки или новомодные телефоны.

«Наши партнёры» поменяли правила игры. Санкции ударили по жизненно важным отраслям, среди которых оказалось здравоохранение. Ещё весной стало известно, что некоторые крупные иностранные компании отказались от дальнейших инвестиций на территории РФ. Среди них можно отметить «Pfizer», «Bayer» и «Eli Lilly». При этом большинство игроков заявили, что не будут сворачивать поставки препаратов на российский рынок по этическим соображениям. Впрочем, были и такие, кто полностью оборвал связи.

Очевидно, что в таких условиях рынок оказался нестабильным. Как по аналогии с сахаром, в аптеки стали ломиться нуждающиеся и начали скупать необходимое. Разумеется, от души и с хорошим запасом.

Время прошло, и адский ажиотаж упал. Однако в обществе продолжала развиваться мысль, что чего-то не хватает — этот мир никогда не будет прежним. Надо ли говорить, как подобные мнения чувствительны для здравоохранения? Ни для кого не было секретом, что в Россию из-за рубежа поставлялось множество качественных и уникальных препаратов, заменить которые в одночасье, разумеется, невозможно.

И уж точно от таких разговор не легче людям с заболеваниями.

Как выяснилось на деле, ситуация хоть и с оговорочками, но реально (уж простите за чиновничий сленг) находится под контролем. Чтобы самим углубиться в суть вопроса, мы отправились в «Фармацию» — государственное унитарное предприятие Архангельской области, офис которого расположен на Папанина, 19.

Корреспондентам редакции любезно продемонстрировали забитые этажи складов предприятия, от вида которых начинаешь задумываться: сколько же всего люди принимают? Зрелище и правда эпическое — горы коробок высотою до потолка, среди которых можно с лёгкостью заблудиться. Объёмы, объемы и ещё раз объёмы.

«Кризис? Санкции?» — спрашивали мы и удивлялись. В глазах непосвящённого происходящее вокруг сродни эмоциям Алисы в Зазеркалье, когда домашняя коробочка с медикаментами превращается в настоящее королевство. Тысячи упаковок со шприцами или тем же инсулином, с которым, как выяснилось, сперва были определённые опасения, но сейчас ситуация выровнялась.

Но самое главное, что для сотрудников предприятия это нормальный рабочий процесс. Все запасы, которые нам удалось лицезреть, можно заменить в течении непродолжительного времени. Пусть и с изменениями логистических маршрутов. В «Фармации» уверены, что жители Архангельской области ни при каких обстоятельствах не окажутся без нужных препаратов.

Со слов Екатерины Сташкевич, и. о. генерального директора ГУПАО «Фармация», никакого лекарственного кризиса в Поморье ожидать не стоит. В предприятии постоянно мониторят и следят за тем, как обстоят дела у поставщиков, покупая необходимые препараты при первом же удобном случае. В интервью редакции ИА «Эхо СЕВЕРА» руководитель предприятия рассказала о том, как им удалось преодолеть трудности и перестроиться.

И правда, когда речь идет о жизнях людей, то заявления компаний о мире во всём мире кажутся двуличными и, если хотите, однополярными. Так поступили несколько фармацевтических компаний из США и Японии, полностью прекратив сотрудничество. Вот и грош им цена.

Благо что остаются другие производители, прекрасно осознающие потребность в собственных изделиях.

***

ИА «Эхо СЕВЕРА»:

— В отношении России ввели множество санкций. Крупные зарубежные компании стали массово уходить из страны. Под удар попала важнейшая сфера деятельности — здравоохранение. Как вам удалось остаться на плаву и преодолеть трудности?

Екатерина Сташкевич:

— Самое сложное, с чем мы столкнулись в первое время, была неизвестность. Когда нет чёткого понимания, что происходит, это всегда сложно. Изначально фармацевтическая отрасль и медицина не попали под санкции, а зарубежные производители заверяли, что всё будет хорошо, никто никуда не уходит, все остаются.

На деле же всё случилось не совсем так: кто-то сократил поставки, кто-то выполнил свои обязательства по контракту, но не стал давать обещаний на будущее. Да, часть крупных зарубежных производителей объявила о прекращении своей деятельности на территории страны, но основная масса осталась.

Так или иначе, мы прекрасно отдавали себе отчёт в том, что нам необходимо и дальше обеспечивать регион. К счастью, «Фармация» всегда имела хороший запас прочности. У нас самый большой склад фармпродукции в Архангельской области среди предприятий — хранимого запаса хватит до шести месяцев. Поэтому время разобраться у нас было.

— Вы перестроились. Как сейчас обстоят дела? Способны ли отечественные компании соответствовать спросу?

— Перестройка продолжается — у нас будет появляться всё больше и больше отечественных препаратов. Мы будем их выдавать. И по льготному обеспечению, и в наших аптеках тоже.

— Как думаете, с чем связаны определенные настроения граждан, которые скептически относятся к отечественным препаратам?

— Скорее всего, это психологический момент. Если говорить о препаратах для сложного лечения, то они продолжают поставляться и не заменяются — им нет аналогов. Работа с ними ведётся и дальше. К счастью, в общей массе льготников, нуждающихся в таких препаратах, это не такой большой процент. Простые же препараты, например, для лечения щитовидной железы или диабета, повседневного приёма — есть и отечественные, и они хорошего качества. Опасаться точно не стоит.

— Не получится ли так, что в новых условиях, когда рынок ограничен, стоимость препаратов будет расти?

— Цена на препараты, относящиеся к жизненно важным, регламентирована государством. Да, весной были периоды, когда отечественные производители поднимали цены. Сейчас мы вернулись к нормальным цифрам. Отмечу, что на льготниках это никак не отразилось, «Фармация» исполняет обязательства по контакту с Минздравом, что касается цен в аптеках — мы получили распоряжение губернатора не повышать цены ни при каких обстоятельствах и уменьшили дельту, которую могли заработать в розницу, взяв эти риски на себя, чтобы покупатели ничего не почувствовали.

— Как сейчас обстоят дела с покупательским спросом?

— Спрос упал. Это связано со многими факторами, в том числе с возращением пандемии или тем, что люди предпочитают закупаться, что называется, впрок. Данная тенденция повсеместна.

Важно, что у нас не меняется объём по льготным препаратам — федеральное и региональное финансирование льготных программ стабильное. Кроме того, мы стали больше работать с больницами нашего региона, так как такому крупному поставщику, как мы, легче обеспечивать весь спектр препаратов и медицинских изделий, сохраняя при этом бюджет самих больниц.

— Доносят ли врачи до пациентов, что качество лечения не изменилось?

— Да, конечно. Врачи прекрасно понимают, что такое действующее вещество или субстанция. Именно врачи наблюдают за физиологическими реакциями пациентов, а не психологическими. Иногда такое бывает, что люди жалуются на отечественные препараты, но не могут объяснить природу недовольства. В таких случаях уже врач на конкретных примерах показывает, что всё хорошо.

С врачами и областным Минздравом мы находимся в постоянном контакте — обсуждаем, что будем закупать в первую очередь, как могут меняться схемы лечения, какие новые льготники у нас появились и так далее.

— Можно ли оценить отечественный потенциал, если говорить о производстве так называемой субстанции?

— Потенциал есть, и он достаточно большой. Другое дело, что раньше у нас не было острой необходимости развивать эту отрасль быстро. Мы шли постепенно. Сейчас всем приходится ускоряться со своими разработками. Могу сказать, что те производства, которые мне удалось увидеть лично, выглядят достойно — они обладают отличным оборудованием, управляют которым грамотные специалисты.

К слову, в Самаре один завод способен выпускать миллион таблеток в сутки (одного наименования).

— У вас появилась новая система закупок, которая позволила расширить перечень выписки препаратов. Расскажите о ней поподробнее.

— В этом году доступный для выписки перечень расширился более чем на 500 позиций: добавились новые наименования, фасовки, дозировки, формы выпуска. По состоянию на сегодняшний день уже было закуплено 33 новых наименования, которые раньше не закупались вообще. Например, в онкологии: появляются новые протоколы лечения рака, плюс другие, более дорогие и редкие препараты для каких-то специфических заболеваний. Мы отслеживаем появление новых лекарств и делаем всё, чтобы они появлялись и в нашей области.

Если сравнивать 2021 и 2022 годы, то сейчас у нас уменьшилось количество рецептов, на 1 августа 2021 года обслужили 859 тысяч рецептов, а за тот же период 2022 года — 716 тысяч, потому что выписка препаратов постоянного приёма в текущем году была на 2, 3 и даже 4 месяца. Если раньше пациент должен был приходить каждый месяц, то сейчас в этом нет необходимости.

Это позволяет сократить не только очереди, но и время врачей. Плюс люди знают, что на два-три месяца у них есть дома нужный запас, можно спокойно уехать на дачу.

При этом количество выданных упаковок в этом году больше, чем в прошлом: на 1 августа 2021 было выдано 1 миллион 713 тысяч упаковок, за тот же период 2022 года — 1 миллион 948 тысяч упаковок. Прирост — 235 тысяч упаковок!

Это означает, что большее количество пациентов обеспечивается. Такого результата удалось достичь благодаря совместной работе с Минздравом. Мы еженедельно мониторим выписку, движение препаратов, докупаем те или иные наименования, создаём запасы на складе и в аптеках.