Напомним, ранее выяснилось, что законодательство не обязывает владельцев крематория отчитываться именно о количестве сожженных трупов. Из этого можно было предполагать всё что угодно.

Практически сразу после первой публикации в крематорий нагрянули сотрудники отдела по борьбе с экономическими преступлениями. Были проведены обыск и выемка документации. Отметим, что правоохранителей интересовала не деятельность текущего руководства, а данные за 2019-й год.

После всех этих событий, акционеры разрешили нашему корреспонденту посетить крематорий и параллельно озвучили свою позицию по текущему состоянию организации.

Как говорилось в одном известном фильме, «начнём с последнего». По словам держателей акций, в АО «Память» случился раскол: одна группа предпринимателей с меньшей долей «пошла войной» на вторую. Следствием этого стали и процедура банкротства «Памяти», закончившаяся мировым соглашением, и постоянные попытки подсидеть друг друга, что совсем не помогает работе, по сути, молодого предприятия.

Именно процедура банкротства стала отправной точкой к текущему положению крематория. Напомним, в данный момент АО «Память» сдаёт мощности в аренду индивидуальному предпринимателю, который и ведёт всю хозяйственную деятельность, выплачивая фактическому владельцу арендные отчисления.

Отметим, в крематории нам рассказали, что такой ход — скорее вынужденная мера. ИП ранее не был знаком с акционерами и был найден ими через сервис онлайн-объявлений.

На вопрос, почему «Память» не может работать впрямую, ответ был следующим: предыдущее руководство де-факто вело полулегальную деятельность. Лицензии на работу с газовым оборудованием у акционерного общества не было изначально, но работа продолжалась. После судебных тяжб выяснилось, что так дальше продолжаться не может.

Получение лицензии предполагает порядка 4 месяцев простоя. По словам держателей второго пакета ценных бумаг, наше законодательство устроено таким образом, что в момент такие вопросы без тонны бюрократии решить нереально. Получить ярлык на работу с опасным газовым оборудованием может только тот, кто его эксплуатирует, перепись всех документов займёт как раз указанный период.

Поиск арендатора с нужными разрешениями тогда выглядел единственным адекватным выходом из ситуации. Сейчас расторгнуть договор с ИП вполне реально. Варианта два: либо закончить контракт, заплатив отступные, либо придираться к каждой мелочи и выгнать за нарушение условий.

И то и другое повлечет за собой убытки, а если «Память» не сможет расплачиваться по задолженности (порядка 1,2 миллиона в месяц), то это будет означать возобновление дела о банкротстве, — далее цитата:

«Мы (группа акционеров № 1) предлагали им (группе акционеров № 2) скинуться, пропорционально доле каждого в обществе, „выкупить“ крематорий у арендатора и работать впрямую. Не хотят. С декабря никто не ходит на советы директоров».

Конец цитаты.

На данный момент размер арендной платы с ИП-арендатора составляет 1 320 000 рублей в месяц. Все расходы также ложатся на предпринимателя. Как рассказали в крематории, расходы — это не только газ, но и обслуживание печи, ремонты (довольно масштабные), блоки из специального огнеупорного материала, одна партия которых стоит около 700 тысяч.

Силами ИП было осушено болото, где располагается колумбарий, сделан проезд, необходимый по технике безопасности и другие более мелкие ремонты. Все эти затраты включены в стоимость каждой кремации. Отсюда и цена.

Работники крематория рассказали, что летом предприятие работает в ноль, иногда в минус, а зима — самый прибыльный сезон. Тут всё просто. Зимой жечь людей банально дешевле, чем хоронить в промёрзлой земле. С приходом тепла начинается пора заработка классических ритуальщиков, но есть один нюанс, — далее цитата:

«Сами удивляемся, но с окончанием дачного сезона смертность увеличивается скачкообразно. Видимо, наши старички действительно собирают последние силы ради огородов, но с первыми холодами идёт настоящая волна».

Конец цитаты.

Далее расскажем о главных геморроях последнего времени, с которыми работникам учреждения пришлось столкнуться с начала пандемии.

Во-первых, сжигать коронавирусные трупы — дело тяжкое и неприбыльное. Тела приходят в гробах, с «подстилкой» из слоя хлорки. Горит такой гроб сильно хуже обычных и оставляет после себя больше мусора. Кроме того, простые работники до сих пор боятся долго находиться рядом с опасным объектом — приходится доплачивать за вредность. СИЗы действительно надеваются по желанию, но желание это есть практически у каждого. Добавим к этому антисептик по 1000 рублей за небольшую канистру.

Да, кремировать умершего от короны действительно дороже, но владельцы предприятия считают цену оправданной.

Во-вторых, санкции внесли свои коррективы даже в кремацию поморов. Дело в том, что почти все печи для сжигания русских людей сделаны в Чехии и Германии. Примерно, к началу марта лицензионные операционные системы печных компьютеров были заблокированы производителем. Те, кто не успели отключиться, остались без топок вовсе. Наши успели. Теперь к технике будут особо бережно относиться, ибо запчастей в ближайшем будущем не предвидится.

Корреспонденту рассказали, что к сегодняшнему дню приток тел сократился примерно вдвое. Если в 2020-21 годах крематорий действительно жёг по 8-10 тел в день, то теперь — по 3-4, — далее цитата:

«Думаю, что все, кто мог умереть от коронавируса, уже умерли. Поэтому, заявления о 70% прибыли не отражают действительность. Летом едва закрываем необходимые потребности, но зимой — да, работаем в плюс»

Конец цитаты.

Позже нам показали и тот самый счётчик, из-за которого и случился весь сыр-бор, объяснив, что он считает не трупы, а циклы работы печки. Перед началом рабочего дня топку прогревают (запускают вхолостую) — 1 лишний цикл ежедневно. Крупные тела сгорают за 2 цикла, а то и за 3. В любом случае, цифра на счетчике будет больше числа трупов.

При этом группа акционеров № 2 продолжает настаивать на том, что даже эти показатели говорят о заниженных финансовых показателях. По их словам, с такими данными «Память» не должна вписываться в упрощённую налоговую систему, — далее цитата:

«Первые данные получены нами в результате оценки имущества в июле 2021 года, на которой количество кремаций указано 9486. Сегодня на том же самом приборе учета указано цифра 12563. В итоге попытки группы акционеров скрыть количество кремаций и не дать возможность примерно оценить доход от бизнеса не удались. Мы теперь можем чётко утверждать, что за неполные 11 месяцев в крематории АО „Память“ произведено 3077 кремаций».

Конец цитаты. 

На это группа акционеров № 1 отвечает следующее:

«Все, кто не верит, что мы работаем чисто — приезжайте, смотрите. Территория у нас открытая, заборов нет. Камеры стоят на каждом углу, правоохранительные органы могут просто взять записи с них, сравнить с учётом и понять, что „втихую“ никто никого тут не жжёт».

И, похоже, что единственные, кто может решить конфликт в акционерном обществе, — государственные органы. Если за 3 года держатели долей не пришли ни к какому консенсусу, то, вероятно, уже и не придут. Одни не являются на советы директоров, пока не будут выполнены их условия, другие, что естественно, не хотят лишаться контрольного пакета.

Должно ли всё это волновать простых людей, желающих достойно проститься с родственником? Да нет, конечно. Им важно не отдавать все накопления за услуги ритуальщиков и иметь достойный сервис.

Склоки бизнесменов не способствуют повышению качества работы. Если дележка продолжиться, то, в лучшем случае, всё здание выкупит какой-нибудь федеральный агрегатор, а в худшем несколько городов просто лишатся единственного крематория.

P.S.

Вот ещё пара интересных кадров. На первом фото — прах английских интервентов, которые стоят в этом углу на протяжении многих лет. Британское посольство не забирает своих столетних солдат из-за разрыва дипотношений. 

Далее публикуем актуальные расценки, которые оказались ниже, чем ритуальщики на аутсорсе называли по телефону.