По telegram-каналам и некоторым СМИ разлетается запись с урока английского в архангельском музыкальном колледже (бывшее музилище). На этой записи преподаватель Надежда Чеснокова рассказывает студентам о своём отношении к текущим событиям на Украине, после чего переходит к событиям 2014 года, когда, по её словам, «на преподавателей, моих коллег, ученики писали доносы за то, что те называли вещи своими именами».

Запись публиковать в СМИ нельзя, ибо Роскомнадзор бдит. Но можно без труда найти всё в Интернете и составить своё мнение. 

Сама запись длится около полутора минут. При этом в telegram-канале, который, похоже, является первоисточником, данная информация подается следующим образом: «Дети донесли на педагога, теперь ей грозит дело по статье 207.3 УК РФ. А это до 10 лет лишения свободы».

Во-первых, это не так. Как нам стало известно из собственных источников, никакого уголовного преступления в действиях Чесноковой не усматривается. Максимум её теоретически могут привлечь по статье административного кодекса. Зачем враньё? Зачем из Чесноковой делают декабристку?

Во-вторых, формулировка «донесли» тоже не является корректной. Донос — это анонимное сообщение, здесь же студентка не писала анонимный донос, а вполне открыто обратилась к своему куратору, а после вместе с ним пошла к ректору колледжа. Заявление также подала не девушка, а администрация образовательного учреждения. Зачем авторы опять искажают реальность? По дури или умышленно?

На аудиозаписи этого нет, но каналы из «телеги» утверждают, — далее цитата:

«Чеснокова попросила выйти из класса тех, кто за Россию. Никто не вышел, но после этого урока из класса в слезах выбежала одна из студенток».

Конец цитаты. 

Опять же, мы не знаем, что довело девушку до слёз. То, что слышно на записи, не звучит ни как угроза, ни как ругань, ни как срыв покровов, не способный уложиться в юной голове. Мы обратились за комментарием к самой Надежде Чесноковой, но, к сожалению, сообщение осталось без ответа.

Если всё сказанное выше — правда, то для преподавателя просьба «выйти тех, кто за Россию» является некорректной и вообще не должна звучать на уроке английского. По большому счёту, на уроках английского дети должны заниматься английским, а политические споры проводить на переменах или на классных часах.

Кроме того, доносить свою позицию в авторитарном ключе — дурной тон для любой дискуссии. Даже если уж дебаты о политике начались, то выгонять с них тех, кто против позиции оратора, неправильно. Поскольку учитель английского — не доцент кафедры политологии, то и в спорах с учениками должен вести себя, как с равными.

С другой стороны, нельзя говорить, что Надежда Чеснокова — авторитарный тиран, не приемлющий чужого мнения. Судя по комментариям студентов, учившихся у неё раньше, это просто не так. Как нам рассказали бывшие ученики, Чеснокова всегда хорошо относилась к учащимся, поощряла творческий подход к её предмету, отличившихся двигала на олимпиады для получения повышенной стипендии. Иными словами, раньше к ней со стороны учащихся претензий не было никаких.

При этом надо полагать, что политические темы Надежда Чеснокова поднимала и раньше, но именно этот инцидент по какой-то причине дошёл до руководства. Почему ректорат обратился в полицию — другой вопрос. Конечно, по правилам администрация обязана именно так реагировать на жалобы подобного типа, но эта история вполне могла бы и не выходить за пределы колледжа.

Вполне возможно, имело место давление на руководство со стороны родителей, в корне не согласных с позицией Чесноковой и возмущенных тем, что их дети вместо уроков английского получают лекцию по Украине.

Автор публикации учился у педагога, которого на «сафари» поймали охотники на педофилов — сторонники экстремиста Марцинкевича (скинхед Максим Марцинкевич по кличке Тесак в 2012 году организовал общественное движение по ловле педофилов). Прямо во время свидания с мальчиком. Надо полагать, этот инцидент куда серьёзней, чем оппозиционная позиция по тем или иным событиям, но того учителя просто по тихой уволили и дали затеряться в другом городе. Никаких проверок, центра «Э» и прочих разбирательств со стороны органов.

Получается, если очень хочется, то можно решить вопросы без привлечения внимания полиции?

Должны ли дети на уроках английского заниматься английским? Безусловно. Может ли студентка отстаивать свои права при помощи заявления? Может. Должна ли? Вопрос к её жизненным убеждениям, но нельзя лишать её этого права. 

В сегодняшних реалиях разумнее будет вообще исключить любые политические заявления из публичного поля и переносить общение с учениками на личные темы на внеурочные часы.

Нам удалось получить комментарий у директора колледжа Ольги Фофановой. По её словам, Надежде Чесноковой не грозит даже увольнение:

ИА «Эхо СЕВЕРА»:

— Как мы понимаем, вряд ли это первое политическое заявление Надежды на уроке. Почему только сейчас это стало проблемой?

Ольга Фофанова:

— Видимо, дело в том, что раньше студенты не обращались с жалобами.

— Заявление в полицию отправили именно вы?

— Именно я, но заявление было направлено от лица администрации. Моя позиция, как руководителя, такова: у нас образовательное учреждение. Самое главное, что должно происходить в наших стенах, — образовательный процесс. В данном конкретном случае должен преподаваться английский язык.

Начнём с того, что это прописано в законе об образовании, прописано в трудовом кодексе и в трудовом договоре работника. В данном конкретном случае образовательный процесс не вёлся в угоду рассказов об общеполитической ситуации. Дети были выведены из состояния эмоционального равновесия. Я считаю это неправильным.

Ко мне в самом деле приходила плачущая студентка со своим классным руководителем. Я главной своей задачей вижу сохранение стабильного эмоционального фона в нашем учреждении.

— Вы были обязаны обратиться в полицию или это ваше личное решение?

— Дело в том, что когда поступают жалобы от студентов, от классных руководителей и родителя — законного представителя обучающегося, должна собраться комиссия, и на ней мы прорабатываем эти вопросы и принимаем решение.

— Другие преподаватели высказывают свою политическую позицию на уроках?

— Возможно, разные позиции высказывают разные преподаватели. Но раньше жалоб от студентов не было. Мне трудно опровергать и подтверждать то, что я не вижу и не слышу. Сейчас я видела студентку, её руководителя и могу судить о произошедшим. О других случаях мне не известно.

— Что дальше ждет Надежду? Её уволят?

— Подождите, об этом речи не было. Преподаватель продолжает у нас работать. Внутри учреждения мы можем обсуждать нюансы работы Надежды Олеговны, но на данный момент никто никого увольнять не собирается.

Понимаете, мы можем работать только в том правовом поле, в котором находится наше учреждение. В данном случае наши отношения регулируются ТК РФ. Я — работодатель, она — работник. Я не провожу расследований, но пока никаких поводов для увольнения у меня нет. Я думаю, что педагог будет работать, если, конечно, сама того захочет.

Кроме того, наше издание обратилось за комментарием к члену Совета директоров учреждений образования Архангельска, директору 21 гимназии Александру Сорокину, но сообщение также осталось без ответа.