5 июля 2018 года в Москве по адресу: поселение Сосенское, ул Александры Монаховой, 103 (что за пределом МКАД) был создан Национальный союз чесноководов. 

Для поморов это событие примечательно прежде всего тем, что президентом союза стал бывший губернатор Архангельской области Илья Михальчук. И, судя по всему, чесночными делами бывшего главы поморья будут заниматься его сыновья: Дмитрий Михальчук и Александр Михальчук. Об этом свидетельствуют данные из базы «Контур.Фокус».

Так, например, Дмитрий Ильич занял кресло исполнительного директора, а Александр Ильич — одного из учредителей.

Всё тот же «Контур.Фокус» сообщает, что одним из партнеров Михальчуков по чесноководству является человек с не менее популярной на Архангельских землях Иванов. Звать его Олег.

Опубликованные о нём сведения наводят на мысль, что с бизнесом у человека все довольно благополучно — на имя московского бизнесмена записано сразу несколько организаций. Название одной из них недвусмысленно намекает на чесноководство — ООО «Фермерский чеснок».

Доходы на конец 2017 года — 1,8 миллионов рублей.

К слову, гендиректором там числится Дмитрий Михальчук. Он же — второй учредитель.

Илью Михальчука в Архангельской области вспоминают по-разному. В период его правления регионом коррупционно-криминальная хроника всегда имела высокие показатели.

К нам на Север Филиппович пришел с должности мэра Якутска. После здесь даже иронизировали (с легкой руки нашей редакции), что его окружение — это Якутза. Не путать с Якудзой. В один момент с назначением Михальчука тамошним губернатором, в Якутске 9 чиновников попали под «уголовку». Это к слову.

Что же касается окружения Ильи Филипповича, то оно предпочитало покидать область по-английски, в основном, оставляя после себя записки отпускного характера.

В целом же жители области говорят, что человеком Илья Михальчук был душевным. Очень любил собак. А сейчас к нему, как кажется, пришло озарение. Или осознание. Может, именно к чесноку человек шел все эти годы.

Впрочем, его предпоследний бенефис ничем хорошим не закончился: речь о строительстве микрорайона «Академический» на Красном пути в Омске. Этой историей даже интересовался Бастрыкин. Однако Михальчук благополучно отошел в сторонку.

Отойти в сторону не получилось у «левой руки» Михальчука — Ильи Митькина — бывшего гендиректора  ХК «Адмирал». Он, как известно, влип в уголовные приключения из-за мошенничества.

Жанну Арнольдовну (жена) поморы вспоминают только добрым словом: благотворительностью занималась много, но не любила, когда её хвалили. Скромна.

И, конечно, Михальчук запомнился большой и светлой любовью к Анастасии Старостиной — женщине с большими, красивыми и ярко-красными губами.

А теперь хотелось бы рассказать читателям о судьбе других экс-глав нашего любимого региона.


Павел Балакшин — вроде и не губернатор, но доставшийся Архангельской области по наследству от совдепа правитель.

Позорно уволенный Ельциным в 1996 году. История мутная…

То ли это было последствием ельцинского блудоумия, то ли пьян был царь, но однажды перепутал Архангельск с Астраханью и уволил вместо астраханского архангельского.

В России часто путают эти два города. ПутаЛИ. До того, как Архангельск был «прославлен» последующими правителями, преимущественно идиотами.

Говорят, что версию о том, что Ельцин «перепутал» что-то, распространял сам Балакшин, или его окружение. Что естественно. Ибо, второй версией было дошедшее до Ельцина и Коржакова молва о вопиющем казнокрадстве при северном завозе и приватизации крупных лесохимических активов братвой.

Хотя, говорят, что к рукам самого Балакшина ничего не прилипало…

Но факт есть факт — все нынешние бизнес-империи выросли не из ефремовских штанов, а именно из Балакшинских.

Приватизация всего и вся продолжились, когда Балакшин после бесславного ухода с поста Главы Администрации области, неожиданно снова «ворвался» в политику — стал мэром Архангельска в 1996 году.

Это сейчас его (после Нилова и Донского) вспоминают хоть как-то.

Главной картинкой его правления стал Троицкий проспект, который разрыли, но ремонт прекратили, не возобновив. Так всю зиму в центре Архангельска и были горы занесенного снегом щебня и песка.

Ну и приватизация шла успешными темпами. После одной «успешной» продажи муниципального имущества Балакшин стал ездить на темно-зеленом Джипе. В те годы — вещь суровая и статусная, хотя и дорогая.

Второй такой же появился у начальника ГАИ.

Это были эконом-копии тех, на которых ездили в те годы местные олигархи.

Сам Балакшин идти в мэры второй раз не стал. Это было глупо, да и олигархические группировки у власти менялись — кончилась пора одной братвы, пришла другая — соломбальско-комсомольская.

А Балакшин стал общественником — то есть, стал заниматься тем, что умел делать лучше всего: сидеть в Президиумах и говорить общие слова, хоть и не очень внятно, но с обилием слов-паразитов. Из которых самое его коронное «знаешь самое».

В базе «Контур Фокус» Балакшин фигурирует трижды:

— Некоммерческое партнерство «Ассоциация выпускников Архангельского государственного технического университета». Слово некоммерческое — ключевое. Там денег отродясь не водилось — все балансы нулевые.

— Общественная организация «Региональная ассоциация выпускников Северного (Арктического) федерального университета имени М. В. Ломоносова». Слово ОБЩЕСТВЕННАЯ пусть никого не смущает — там общественник Шевчук, а значит и деньги миллионами водились.

— Благотворительный Фонд «Чумбаровка». Был.

Ликвидация юридического лица по решению суда.

Балакшин жив. Его чуть не каждый месяц показывают на ТВ — он постоянный участник всяческих заседаний, хотя уже и не в Президиуме.


Анатолий Ефремов руководил Архангельской областью с 1996 года.

Самый колоритный Архангельский губернатор — открытый, свободно гулявший по городу, оратор. В народе рассказывали, что Антоныч много пил. Возможно и так, но в определенные периоды, в нужный обстоятельствах и никогда не насвинячивался.

Киноман, актер. Первый политик чуть не до смерти зацелованный придворной камарильей — политический фактор, характерный для Поморья, когда насекомые мозгоеды окружают августейшую персону, забираются ей в мозг, уши, в глаза, делают инъекцию обожания и всё: персона подсаживается на пиар-иглу.

В этот момент наступает политическая смерть.

В марте 2004 года Антоныч в третий раз баллотировался на пост губернатора Архангельской области. На выборах 14 марта набрал 26,55% голосов избирателей, занял второе место среди восьми кандидатов и вышел во второй тур вместе с «Весёлым молочником» — всегда грустным генеральным директором ОАО «Молоко».

Во втором туре выборов 28 марта Ефремов набрал 17,5% голосов избирателей, принявших участие в голосовании, и уступил победу Николаю Киселеву, получившему поддержку более 75% избирателей.

После освобождения кабинета «за оленем» Ефремов не стал мозолить здесь никому глаза, набиваться, терпеть унижения от киселевской камарильи и убыл…

Занимался яхтенным бизнесом, часто по делам ездил в Эмираты, но в основном обитал в Москве, лишь изредка навещая любимое Поморье и предавших его поморов.

Маленький зеленый отцовский дом в Тойнокурье и небольшая квартира на Тимме — все, что было из «недвижки» у человека, правившего областью более 8 лет.

Он не шиковал, но денег хватало — плюс активная общественная деятельность за пределами области. Ефремов после ухода являлся членом Президиума Независимой Организации «Гражданское общество» и Национального Фонда «Общественное признание», членом Президиума Национального Гражданского Комитета по взаимодействию с правоохранительными, законодательными и судебными органами, членом Общественного Совета «Внешторгклуба».

Ефремов, как и Боб Марли — тот случай, когда любовь и признание приходят после смерти. Поморскому народу надо было испытать на себе всех последующих губернаторов — Киселева, Михальчука и Орлова, чтобы понять, что лучше земляка Ефремова — разгульного, открытого мужика правителя здесь не было.

После десятилетия правления иноземных властителей, рыжего Антоныча стали называть «единственно народным губернатором». А те, кто его предали в свое время, или погубили карьеру по причине неистовой любви теперь первыми каждый год (в день рождения и день смерти) устраивают обряды по нему.

Антоныч скончался 13 октября 2009 года в Архангельске после продолжительной болезни в возрасте 57 лет от опухоли мозга. После отпевания в церкви родного села Тойнокурье, был похоронен на Кузнечевском кладбище в Архангельске.


У экс-экс-губернатора Николая Киселева с бизнесом не сложилось. Напомним, что он был губернатором с 2004-го по 2008-й годы. Был заменен сверху вскоре после знаменитого «пинцетного скандала» в ходе которого человек похожий на Киселева (ЧелпохКиселев) брал деньги (доллары) у теперь уж бывшего уголовника Гудовичева палочками для суши и клал их в ящик стола, при этом дивно матеря Правительство и все руководство страны.

До воцарения Киселев был молочником — наемным менеджером в АО «Молоко» — то есть, человек нанятый олигархом Бариновым (ныне рекламный и молочный бизнес в руках семьи Баринова).

Когда Киселев стал губернатором, то в молочный бизнес вошла его семья — зять Дмитрий Соболев и эксцентричная и одаренная талантами дочь Наталья Киселева, известная широкой публике тем, что приходила на совещания в Правительство в брюках цвета хаки.

Семья экс-экса процветала: в Архангельске понимающе кивали про зеленый свет и карт-бланши, понимая, что с уходом губернатора, бизнес зятя и мисс Анны Николаевны Соболевой скукожится. Так и случилось — ООО «Северная Молочная Компания» сдулась и сейчас официально не существует. Регистрирующим органом принято решение о предстоящем исключении юридического лица из ЕГРЮЛ.

Это был очень своеобразный «холдинг» — несколько молочных компаний — у всех явные признаки посредничества. Они имели многочисленные государственные контракты.

После ухода Киселева с должности губернатора весь молочный с позволения сказать «холдинг» мягко говоря сдулся.

Такая же судьба и у учрежденной СМК вологодской фирмы с громким названием «Корона». В «Короне» тоже виделся след семьи через сельхофирму «Коневская».

В общем, семья стала не молочной.

Ну, а сам Николай Иванович Киселев с зятем пошли в лес. Фигурально выражаясь. Официально на нём числится 50 процентов доли в Обществе с ограниченной ответственностью «Дом Лесника». Дела ни плохи, ни хороши — дела никак. С 2008 года фирма существует с нулевым балансом.

Вторым партнером Киселева по лесному дому является его зять Дмитрий Соболев.

Тот самый, что недавно стал фигурантом криминальной хроники — пострадавшим от действий неких загорелых брюнетов в своей бизнес-вотчине, близ плесецкой деревушки Конево.

К слову, совместный проект зятя и августейшего тестя «Дом лесника» также зарегистрирован в Конево.

За счет чего же живет Николай Иванович? Слухи разные…

Говорят. ГОВОРЯТ, что Киселев устроился где-то при Минобороны и это «где-то» не госструктура, а нечто вроде частной фирмы.

Но вездесущий «Контур-Фокус» человека Киселева Николая Ивановича (с конкретным ИНН) нигде более не видит.

Видимо, жить помогает зять…

Что касается остальных фирм зятя Киселева…

«Северный рейд»…

… вот с такими показателями соболевская фирма существует сейчас — далее данные из «Контур фокус».

Рост выручки значительный — в пределах общеобластных показателей роста. Так, если в 2016-м выручка была более 74 миллионов, то в 2017-м году стала более 123 миллионов.

Чистая прибыль в прошлом году 85,7 млн. рублей.

Задолженность по налогам при этом на конец года — 1,7 тыс. рублей

Всего уплачено налогов и сборов — ВСЕГО 4,6 млн рублей.

Фирма кроме того, что рубит лес, ещё оставляет дрова на плесецкую котельную ООО «Газпром Теплоэнерго Плесецк».

Любопытно по соболевской фирме, что там сотрудников всего 21 человек. Теперь глянем на то, сколько соболевская фирма уплатила в пенсионный фонд — всего 1 миллиона рублей ЗА ГОД. С 21-го работающего.

Вам ничего не кажется странным? Это значит, что средняя зарплата в лесопромышленном предприятии «Северный рейд» в среднем всего около 18 тысяч.

Может есть и ещё где на лесоповалах зарплаты пониже, но, кажется, что зарплаты в соболевской фирме — рекордно низкие.

Хотя ниже, наверное, только у зэков в учреждениях УФСИН (после всех вычет).

Странно, но лесопромышленная компания «Северный рейд» практически не проверялась надзорными органами. Всего одна проверка и та, по всей видимости, по заявлению — трудовая инспекция выявила многочисленные нарушения и ушла с предприятия с формулировками:

— Не соблюдает трудовое законодательство и иные нормативные правовые акты, содержащие нормы трудового права.

— Нарушены Положения об оплате труда.

Ещё у мистера Соболева есть ООО «ТРАНСКОМ» — ни о чем — выручка нулевая.

Техническое обслуживание и ремонт автотранспортных средств.

Настоящий алмаз — это общество с ограниченной ответственностью «Сельхозфирма Коневская».

Из названия следует, что это сельское хозяйство. Но Соболев — он явно не дояр и явно не труженик села. Сельхозпредприятие — это клондайк в смысле лесов сельхозназначения.

И вот тут мы обращаемся к публикациям поры правления в Архангельской области Николая Киселева — цитируем по ИА «Руснорд»:

— Так масштаб появляется вместе с ростом положения. Он и появился. Теперь зять Соболев занялся сомнительными операциями с лесами сельскохозяйственного назначения. А была бы в Архангельске нефть, он бы и ее с молочным бизнесом увязал.

Конец цитаты.

Всё ясно — леса сельхозназначения.

В остальном на сельхозфирме дела шаткие — Задолженность на конец года по налогам и сборам и прибыль всего около 500 тысяч рублей.

В 2012-м году имели крупные неприятности с налоговой инспекцией.

Раньше,

Вот такая история. Продолжаем следить за событиями вокруг Конево.

Ну, а о дальнейшей судьбе действующего губернатора народ гадает до сих пор…